Mehmed II smelling a rose

Некоторые сложнейшие дела делаются сами собой

В четверг и пятницу разворачивалась увлекательная история. В районе полдевятого вечера, в четверг, оказалось, что не кроет один из клапанов флейты. А в пятницу, т.е. меньше, чем через 24 часа, важное аудирование. Ну, я собрался звонить Вэлери Симоско, которая существует для таких случаев. Живет в таунхаузе на полпути в Эванстон, работает из подвала, делает, пока ждешь. Открываю её вебсайт - а она уехала в Луисвилль, Кентакки. Навегда. Ещё есть Пол Кобер, который тоже работает из дому, но живет чёрт знает как далеко в Болингбруке, надо оставлять сообщение, он никогда не отзванивает в тот же день, и никогда ничего не делал, пока ждешь. Ну и ещё Дэвид Гордон в Fine Arts Building, который вечером закрыт и к которому обычно очередь на несколько недель из солистов CSO. Значит, надо ждать утра пятницы. Утром в пятницу я ушел на работу и больше об этой чернухе как-то не думал. После работы в пятницу спрашиваю у жены - ну, чем кончилось-то, флейту починили в результате? - Да, у Гордона. - Он сделал, пока ждали?! - Нет, она ему утром отнесла, после обеда сама же забрала. Логично, туда пятнадцать минут пешком. - Не пошла в школу, что ли, для этого? - А школы сегодня и так не было.

До последнего шага всë прямо как в Ленинграде, а последний шаг даже лучше.
Я немножко побегала с разными Динкиными скрипками по мастерским. Скрипки были самые разные, помню, что на первой был символ Олимпиады 1980-го года:). Мы получили её от учительницы, про которую говорили, что она спасает скрипки по помойкам. Мастерские и мастера запомнились на всю жизнь. Особенно хорошо, по контрасту, помню мастерскую при Московской консерватории, где было много места, все было невозможно красиво и люди там казались необыкновенными и, старую, темную квартирку на окраине Москвы, похожую на гнездо алкоголика, где нужно было пройти со скрипкой по длинному, тёмному коридору за мрачным, сутулым человеком и оказаться в облезлой, но хорошо освещённой комнате без штор, с вытертой и обшарпанной старой мебелью и висящими под потолком прекрасными скрипками. Он чинил скрипку на которой Динка играет до сих пор.
Вот. Самое интересное, что только есть, эти мастера и мастерские. Роулинг с них списывала магазин волшебных палочек в Поттере.