Это слишком сложный вопрос, чтобы решать его в формате ЖЖшного комментария.

Я бы реформировал сам юридический институт сексуальных преступлений. Сейчас статья statutory rape когда двое подростков, 17 без одного дня и 18 лет вступают в половую связь, приводит к тому что по крайней мере у одного у них остаётся клеймо на всю жизнь и гораздо уменьшенные возможности для того чтобы стать полноценным членом общества. Это вопиет против здравого смысла. В то же время, реальные сексуальные насильники против детей должны быть жестоко наказаны.

Вопрос слишком сложный чтобы решать его походя.

Но тем не менее я скорее за законодательную базу, которая бы позволила CPS вмешаться в вышеприведенном случае, чем наоборот.
Тут две катастрофические проблемы - CPS в ее нынешнем виде, и юридический институт сексуальных преступлений в его нынешнем виде. Я не представляю, когда и как они могут быть решены. Вполне возможно, что после того, как это произойдет, я поддержу ваш закон о взимодействии их радикально преобразованных версий.