Dore: Ogre

Понравилось

Спрашивается, если изнасиловать кого-либо так, что она не заметит (например, пьяна до полусмерти), и никакого вреда при этом не причинить, то чем это отличается от любого другого тривиального воздействия (например, осветить фонариком)?
Это называется парадокс Ландсбурга:
http://www.thebigquestions.com/2013/03/20/censorship-environmentalism-and-steubenville/
Каменты Фридмана:
http://daviddfriedman.blogspot.com/2013/04/why-landsburgs-puzzle-is-interesting.html
  • Current Mood: amused amused
Использование человека, его тела, как вещи является преступлением и не имеет никакой аналогии с освещением фонариком. Даже если человек - труп или находится без сознания.
Так получается, что суть дела в слове "использование", т.е. извлечение пользы. А освещение фонариком допустимо постольку, поскольку оно бесполезно для освещающего.
Ну, про фонарик, смотря для чего освещать, если чтобы в это тело попала пуля снайпера, то тоже использование. А если случайно осветил - нет. Если осветил и используешь это освещение для инсталяции, или чего другого...
Аммортизацией.
Если вы кладете ключи под козырек и не запираете машину, то это не дает права без вашего разрешения кататься на ней и ставить ее обратно на паркинг.
Даже в случае с машиной непонятно: если аккуратно проехать 100 метров вперед и потом обратно, неужто там возникает аммортизация.
Батенька, уровень аммортизации определяет не тот кто проехал, а тот чья машина. Если для него факт того что кто-то пукнул в его сидение и тронул его руль без его ведома соответсвует аммортизации в 100 процентов у после этого он не в состоянии больше пользоваться оскверненной машиной то так оно и будет.
Если дело дойдет до суда, то присяжных не будет.
Закон NY о досудебном урегулировании за шоплифтинг до 50 долларов предполагает десятикратную компенсацию.
Вред наносится в момент, когда жертва узнает о насилии совершенном против неё. Казалось бы это должно быть очевидно, если примерить на себя.
По первой ссылке еще два примера вреда, который наступает при узнавании о чем-либо, с противоположным выводом если примерить на себя.
>no injury, no pregnancy, no disease transmission
Кто и каким образом это может гарантировать? Первый пункт очевиден более или менее сразу, второй недели через 3-4, до того, как можно быть уверенным в третьем пункте, должно пройти около года. Т.е. по минимуму вред заключается в том, что год раз в три месяца придется сдавать анализы и каждый раз сходить с ума до получения результатов.

собственно, в этом и заключается основная разница между тремя примерами по ссылке:
- рассматривание картинок где-то кем-то МНЕ гарантированно не вредит никаким образом.
- вырубание лесов где-то там скорее всего мне не вредит, хотя можно легко себе представить, что вот сейчас я в Бразилию не собираюсь, а лет через 10 вполне могу захотеть туда съездить. А там оопс, все уже вырублено. Достаточный ли это повод что-то запрещать,это другой вопрос, но хотя бы можно представить себе, как вырубка леса на другом конце земли может помешать лично МНЕ.
- про изнасилование я уже написала выше - недели/месяцы волнений по поводу возможных последствий это вполне наблюдаемый вред.
Ну да, само это установление отсутствия вреда в общем случае запретительно дорогая процедура (включающая поиск неоткрытых пока болезней). Но ведь всегда можно представить контакт, при котором вреда заведомо нет, а sexual assault and battery есть. То, что происходило в троллейбусах, например.
Так в троллейбусе человек знает о происходящем в процессе, а не узнает потом неизвестно откуда.
Тут для меня основная проблема была бы в общении с тем, кто рассказал. Он-то, очевидно, не был в беспамятстве, так что получается, что он знает обо мне что-то, что мне совсем не хотелось бы, чтобы обо мне знали. При этом если у него была возможность что-то мне рассказать, то во-первых, он не был случайным прохожим, а мы с ним общаемся вне той ситуации тоже, во-вторых, у меня нет возможности узнать, кому еще он это расскажет.
То есть если своровать 100 рублей так, чтобы не заметили, воровством не является?
Ну одно из распространенных электронных мошенничеств, когда у жертвы списывались со счета небольшие суммы, просто регулярно.
Если вообще никто никогда ничего не узнал, то вопрос не лежит в практической плоскости, поскльку некому подавать в суд.