December 30th, 2005

Mr. Twister

Одиночество

Поразительной красоты историю отыскал в газете yan. [1]

Ночью доведенная до отчаяния женщина стреляет в голову своему спящему сожителю. Пуля застревает в мозгу. Женщина остается неподвижно сидеть рядом с остывающим трупом.

Занимается рассвет, пищит будильник. Мужик, кряхтя, встает. Шатаясь, подходит к зеркалу. Долго всматривается в свое отражение. Нашаривает бумажник, ключи, телефон и отправляется на работу.

Когда к дому подъезжают менты, раздается еще один выстрел.
  • Current Mood
    impressed impressed
Mr. Twister

О книгах: как я не прочел Алые Паруса.

Удивленный нехарактерным для школы шумом по поводу книги, о которой я, что тоже нехарактерно, первый раз в жизни услышал в той же школе, я пришел домой и спросил:
- Папа, а что это вообще за писатель: Грин?
- Ну как, - ответил папа, - "The Power and the Glory", "Тихий Американец", вполне можешь прочесть. Тут вот по-английски, а по-русски, наверное, есть на той квартире.
По-английски я читать не умел, и поэтому забил на это дело болт.
  • Current Mood
    grateful grateful
Mr. Twister

В бассейне (фильм ужасов)

1.
Я устроился с книгой на деревянном лежаке рядом с бассейном, а моя дочь в одиночестве переливает воду из одного пластмассового ведерка в другое. Одно ведерко мы принесли с собой, а другое - общественное, живет в бассейне. Там же плавает и прочее барахло неопределенной принадлежности.

Другой мужик тоже приводит маленькую девочку. Она подходит к моей дочери и просит одно ведро (или оба?) себе. Моя дочь с ведрами делает шаг в сторону и поворачивается спиной. "Da-a-ddy! - кричит своему отцу девочка омерзительным голосом из киножурнала Ералаш, - she is not sha-a-ring!" Отец отвечает ей негромко и примирительно, в том духе, что, мол, ты сама что-нибудь зашарь, а там будет видно. Достойный человек. Я ни на что не реагирую, меня нет. Я надеюсь, что моей дочери станет противно, и она плюнет и уйдет. Но это еще не в этом году.

2.
Девочка с папой исчезли, появились два мальчика. Оба больше моей дочери и свободно говорят. На нашем с ней родном языке. Тот, что совсем большой, начинает брызгать в нее водой - очень эффективно, зачерпывая параллельно поверхности воды рукой как веслом. Тот, что поменьше, восторженно подзуживает: в глаз! в глаз ему брызни! (дочь довольно коротко подстрижена, а фасон купальника для них гендерно не маркирован). Моя дочь отступает и загораживается руками. Нет! - громко говорит она, нельзя!... нельзя... в Наташу... брызгать! Это для нее довольно длинная фраза, и произнесена отчетливо, по крайней мере они оба легко понимают. Я опять не реагирую, я растворился в солнечном свете, морском ветерке и колышущемся узоре из теней листвы. Я замер и не шевелюсь. Если дочь испугается и заплачет, это будет облегчением - я смогу ее утешить и увести, а заодно указать, почему бессмысленно оставаться в бассейне, если туда пришли другие люди; сказать это просто так нельзя, она не поймет или не захочет поверить. Но ничего такого не происходит - в бассейне завязывается и сразу затухает дискуссия о природе странного запрета, мальчики убегают и прибегают обратно, моя дочь переливает воду из одного пластмассового ведерка в другое.
  • Current Mood
    silly silly