May 2nd, 2014

belgium fries

Ансамбль

Виолончельная учительница раскололась: официально обучила малышей шмыгать носом в паузах. Я думал, это знание передается как-то невербально. Впрочем, в английском языке у этого звука и слова (to sniff), судя по всему, нет семантики дебилизма.
Mr. Twister

Что вас больше всего поразило в Америке

это торговля вокруг экономических показателей и выступлений клоунов типа Бернанке и Йеллен. Если бы советские коммунисты были немного менее нудными и немного более азартными, могли спокойно сделать такое же. Репродуктор - это один в один сквокбокс. Николай Озеров и Котэ Махарадзе (в качестве британского акцента можно использовать грузинский): до объявления цифр выплавки чугуна в XI пятилетке осталась одна минута... запланирован миллиард тонн... тридцать секунд до объявления... десять секунд... ПОЛТОРА МИЛЛИАРДА ТОНН!!! ПОЛТОРА МИЛЛИАРДА ТОНН ЧУГУНА!!! Значительное перевыполнение плана!
А-а-а-а, все бегут покупать билеты лотереи ДОСААФ.

Или: через пять минут начнется выступление товарища Слюнькова на XXVI съезде КПСС. Товарищ Слюньков поднимается на трибуну!! Товарищ Слюньков начал выступление! Товарищ Слюньков сказал, что дело Ленина живет и побеждает! Дело Ленина живет и побеждает! На прошлом съезде товарищ Слюньков утверждал, что Ленин и тогда был живее всех живых, а теперь - только дело Ленина! Существенное смягчение позиции товарища Слюнькова!!!
А-а-а-а, все перестают покупать сахар и дрожжи и начинают покупать водку в бутылках.
И проч.
Niko Pirosmani: Cook

Яблоки

Вот интересный вопрос (из всех фруктов, которые создал Господь, я больше всего люблю яблоки).

Как объясняется в известной книге Майкла Поллана, яблони не сохраняют своих свойств в семенах своих яблок. А именно, если вы посадите косточку очень вкусного яблока, то яблоня, которая из него вырастет, будет давать абсолютно произвольные [хотя и все одинаковые] плоды. Что означает, с вероятностью 99.9999%, что они будут вообще несъедобны: адски горькие, или твердые, как камень, или любое сочетание этих и миллиона других критериев.

Таким образом, появление осмысленного яблока из косточки всегда считалось редчайшим и важнейшим растениеводческим событием, возникновением нового сорта; все последующие яблони этого сорта получаются клонированием (прививкой) этого конкретного образца, или какой-то из его последующих точных копий. Поэтому инвесторы выращивали из косточек целые леса совершенно бессмысленных яблонь в надежде найти одну нормальную новую, и теряли деньги.

С другой стороны понятно, что сорта яблок, представленные сегодня в сетях гастрономов, обладают некоторыми, скажем так, дополнительными качествами: транспортабельность, срок хранения, соответствие диснеевским визуальным стандартам, удельное содержание сахара и проч. Но все-таки, таких сортов не один и не два, а несколько.

Теперь, собственно, вопрос. В XIX веке, или когда там до индустриализации яблоководства, обыкновенный горожанин видел за свою жизнь большее количество разнообразных более или менее съедобных яблок, или меньше, чем сегодня?

Ну и смежный вопрос: что там за яблоки продавались в ленинградских киосках? Это просто были лучшие яблоки соседних с Ленинградом деревень, никому более не известные, или же это было что-то, имеющее название?