William Stout: The Guardian

А у нас вместо снегирей

на яблоне расселись странствующие дрозды:



Чего они тут странствуют, непонятно - снега по пояс и погода минус сто градусов.
Как они без пащпорту-то странствуют, упущеньице-с.
напомнили мне прекрасную историю про канадского профессора-этолога, перевозившего через канадо-американскую границу за какой-то надобностью груз ручных канадских гусей в клетках, и ему начали ебать мозг пардон, рьяно охранять границу от контрабанды, что у него не все докУменты на гусей заполнены правильно; достали его изрядно, и пытались завернуть дооформлять документы. Так он всех гусей из клеток повыгонял, границу спокойно без контрабандного груза пересек, свиснул гусям, они перелетели на американскую сторону, он их запустил в клетки, и дальше поехал:)
А как мы лягушек импортировали, я рассказывала? Сто четыре ксенопуса во мху в деревянном ящике в грузовом терминале в Шереметьево.
А что рассказывать. Лаборатория заказала лягушек, для нас с шефиней. Я попросила папу помочь. У папы station wagon и свирепая борода. У ксенопусов накладная. У таможенников веселье, надо думать: за нами в очереди кенгуру и улей с пчелами (зимой! чем они думали?). Мужик берет накладную, там сто четыре штуки, обоего полу лягушек - я может и сейчас отличу, а нормальный человек никогда. И отрывает доску от ящика. Они должны были спать от холода, но - согрелись. И несколько штук немедленно распрыгалось по небольшому полутемному помещению. Я ловить. "Эдак мы их не пересчитаем, пожалуй", признал таможенник - "да и незачем". А потом папа получил от них молоток (хорошо еще, что не они от него молотком) - обратно ящик заколачивать.
Ой, какой хорошенький!
Это точно яблоня? Ягоды на ней какие-то странные.
Ого. А на какой объектив снято?