Mr. Twister

Сто фактов

Вообще, что для меня в самолетной истории оказалось неожиданно, это как все эти советские усатые рожи вдруг оказались в своем натуральном виде в телевизоре. Например, у нас в школе для алкоголиков был такой преподаватель НВП, герой Афганистана, ходил с орденом на груди, проводил беседы. Вибрации от него исходили исключительно интенсивные: хоть бы скорее началась война... хоть бы поскорее началась война... тогда мы, наконец-то, сможем вас всех, слабаков, убить, а после этого выиграть войну. Я по поводу его существования переживал, как натуральный сумасшедший со справкой, стыдно вспомнить. У остальных либо откуда-то была невероятная толерантность, либо совершенно не подавали виду; чуть ли не руку тянули и вопросы задавали.

Рассуждать с внешним миром о таких вещах всегда было совершенно бесперспективно. И неполиткорректно, и бездоказательно: в передаче "Служу Советскому Союзу" их отнюдь не показывали, a любые конкретные примеры всегда можно было бы списать на неудачный день, или что кто-то кого-то неправильно понял, или на преувеличения третьих лиц. И писали о них тоже весьма скупо, в каких-то экзотических источниках типа эстонского литературного журнала Радуга, или еще случился внезапно польский фильм Yesterday (Piwowarski, 1985). Так что непонятно: может, и не было ничего.

Ну и вот теперь показывают на работе среди биржевых новостей непрерывным беззвучным фоном, с приглашением ужасаться в степени, как раз адекватной тому давно позабытому ощущению. Что вас больше всего поразило в Америке!

Жаль, конечно, что в переводе на английский и под неопровержимыe доказательства NSA, что самолет был сбит химическим оружием.
Там еще все было такое интересно полуофициальное, мол, пока еще об этом нельзя подробно рассказывать, но скоро уже начнется и вот тогда, наконец, полакомимся человечиной как следует.