Leif Gram: Mr. Fix

Хочу все знать

Кажется, существует две изолированные популяции летчиков. Одни на вопрос, почему упал тот или иной самолёт, отвечают так: мы, опытные авиаторы, никогда не предаёмся досужим домыслам, и между собой такие вещи тоже не обсуждаем. Какой смысл? Это удел неграмотных журналистов. Для расследования катастрофы создана комиссия, которая всесторонне изучит все обстоятельства, и уже через пять, максимум десять лет будет готов отчет, который мы прочитаем и все оттуда узнаем. До свидания.

Есть и другие. Президент Общества лётчиков-испытателей Австралии Ричард Вудуорд рассказал о возможных причинах трагедии в интервью RT. Были ли у летчиков шансы посадить самолет и избежать трагедии, в интервью обозревателю «Известий» Елене Лория рассказал летчик-испытатель, герой России Магомед Толбоев. Я говорю только теоретически, я не знаю, как было на самом деле; я лечу в Ростов-на-Дону через неделю. Это обычный, плановый полет, но я надеюсь узнать там многие подробности страшной катастрофы. Позвоню, как вернусь, расскажу, отвечает летчик 1-го класса, отличник «Аэрофлота», КВС А-320 Андрей Литвинов.

Спрашивается, как им удаётся ничего не знать друг о друге?
По-моему, разница та же, что между юристами, непосредственно участвующими в обсуждаемом процессе, и всеми остальными ;-)
Ну как это. Участвовашие в обсуждаемом процессе обычно уже ничего никому не расскажут.
Одни на вопрос, почему упал тот или иной самолёт, отвечают так: мы, опытные авиаторы, никогда не предаёмся досужим домыслам, и между собой такие вещи тоже не обсуждаем
таких му-ков надо гнать в шею