belgium fries

Кажется, Ростропович не был поклонникoм аутентичного исполнения!!!

– Мстислав Леопольдович, вы не играете на барочной виолончели?
– Нет. Знаете почему? Во Втором концерте Шостаковича есть каденция, очень трудная – для двух валторн. И Шостакович серьезно так мне говорит в перерыве на репетиции: «Слава, неужели я не доживу до того момента, когда люди изобретут настоящую валторну, которая не будет киксовать?!»
А я вот думаю: через сто лет, когда уже будет создана блистательная валторна, какой-нибудь тип все-таки скажет: «Надо вернуть ту валторну, которая была при жизни Шостаковича!»

(link)
Таки да. Барочные дудки еще те инструменты были.
Звуки аутентичных коллективов по радио безошибочно узнаются по близкому сходству с кошачьими концертами.