belgium fries

Правовое государство!

В отпуске перечитывал Эренбурга:


Он остановился у витрины колбасной и, захлебываясь слюной, прошептал:
— Какая красота! Какая кисть!
Но хозяин прогнал его:
— Не занимайте места! Здесь покупательницы привязывают такс.
Он хотел перейти на другую сторону улицы, но полицейский строго прикрикнул на него:
— Вас мог раздавить автомобиль. Сегодня здесь нет автомобиля, но вчера вечером проехало два. Вы не имеете права рисковать вашей жизнью.
Он присел на скамейку парка, но тотчас же вырос из под земли неутомимый сторож:
— Это только для кормилиц и для слепых или полуслепых солдат.
Тогда Лазик уныло вздохнул:
— Я, кажется, схожу с ума.
— По средам и пятницам с девяти сорока пяти до десяти тридцати бесплатные консультации в городской лечебнице.
Он разыскал в толпе носатого господина:
— Остановитесь с вашим мозаизмом! Я тоже, и я еще ничего не ел!
Носатый оттолкнул Лазика:
— Синагога помещается на Викториаштрассе, семнадцать, а торговля кошерным мясом на Шиллерштрассе, одиннадцать; нищенствовать запрещено постановлением полицей-президиума от шестого июня тысяча восемьсот восемьдесят девятого года.
Лазик крикнул:
— Я хочу сейчас же лечь в готовую могилу!..
Тогда из толпы вынырнул какой-то субъект и, протянув ему карточку, быстро проговорил:
— Продажа кладбищенских участков всех исповеданий с серьезной рассрочкой.
Наконец Лазик свалился без чувств на мостовую. Над ним наклонился высокий мужчина с мутными опаловыми глазами и коротко остриженными усиками:
— Эй, вы, упавший… В чем дело?.. Вы задерживаете движение. Вы акробат или у вас эпилепсия?


Разве же это про Германию?