Тут, как видим, не совесть, а боязнь попасть в тюрьму. Да и не у всех были такие знакомые.