Mr. Twister

Тона Тартини

В этом видео рассказывается про комбинационные тона. Если включить два синусоидальных источника звука с немного отличающейся частотой, мы будем слышать пульсирование с частотой, равной разности двух исходных частот (об этом пульсирующем звуке я впервые прочитал у green_fr, если не путаю). Этого пульсирования не существует объективно -- например, его нельзя увидеть, записав всё на магнитофон и проанализировав спектр. Оно наводится исключительно в человеческом внутреннем ухе.
Далее, если сделать пульсацию достаточно высокочастотной, она сама превращается в музыкальную ноту (в скобках отмечается, что разница между ритмом и высотой, таким образом, условна).
Этот третий звук используется в настроечных целях, а можно использовать и в музыкальных, например, извлекая из инструментов низкие звуки, которых они не могут издавать "на самом деле".

Я думаю так она называется среди психоакустиков :) В физике, действительно, это называется биение (beating).
Почему ? В разных областях зачастую разная терминология для тех же эффектов. Заметка указывает на важное отличие уха от спектрометра - нелинейный отклик.
"Субъективные комбинационные тоны возникают в слуховом аппарате человека благодаря его нелинейности". По-моему, это описывает значительно более сложное явление, чем тригонометрическую формулу суммы синусов. И которое не будет видно на осциллографе.

Edited at 2018-07-20 02:28 am (UTC)
Сложность здесь в ухе, а не в сигнале. Подойди к сигналу с другим прибором (спектрометром, осциллографом) - и все просто. Спектрометр покажет две высокие частоты, близкие друг к другу, осциллограф - высоко частотный сигнал с медленно (и периодически) меняющейся амплитудой. А то что ухо 'слышит' частоту изменения амплитуды - в этом и сложность его нелинейной работы.
Это я понимаю: если сделать хорошую модель уха, то она, тавтологически, будет работать как ухо. Да и без того видно, что, раз всем кажутся одинаковые вещи (поскольку у всех одинаковые уши), то эти вещи в этом смысле реальны. Но нельзя отрицать и того, что у каждого инструмента есть совершенно недвусмысленная самая низкая нота, и если мы начинаем играть ниже нее, с рассчетом на некоторое конкретное устройство человеческого уха, то дело нечисто.